Впечатления благодарного заказчика от замены окна

10 февраля 2017

Порой и такие курьезные рассказы-отзывы мы получаем от наших заказчиков...

Впечатления благодарного заказчика от замены окна, записанные в литературной форме на обратной стороне договора.

Аркадий Семенович нервно кружил по кухне. Он торопливо и неловко тянул сигарету, руки то и дело сжимались в кулаки, а голова бессильно упиралась в заиндевевшее стекло кухонного окна каждый раз, когда он проходил мимо. Красный лоб моментально белел, и тогда Аркадий Семенович, скрипя зубами и негромко ругаясь, уходил на следующий круг. Выходные однозначно не задались. Это стало ясно еще в пятницу вечером, когда этажом выше под радостные женские визги зазвучали строки «В шумном зале ресторана...», леденящие душу и сокрушающие рассудок простого инженера. Аркадий Семенович сразу почувствовал, что в этот раз соседский банкет не ограничится дискотекой на всю ночь, и был прав.

В пятом часу утра начало заливать кухню. Вода стекала по косой потолочной плите прямиком к окну, где практически сразу застывала красивым морозным узором. Февраль в этом году был беспощаден, и к двадцатиградусным морозам все уже привыкли. Вовсе неудивительно, что, зайдя утром на кухню, Галина Матвеевна, супруга Аркадия Семеновича, издала полный ужаса и недоумения вопль, вырвавший мужа из объятий Морфея. Под ногами хлюпали озера воды, а по треснувшему окну распространился ледник, заполз на стены, подобрался к потолку, где уже обосновались сосульки. Часть кухни и окно были безвозвратно уничтожены стихией и восстановлению не подлежали.

Аркадий Семенович мрачнее тучи замедлил бег, сел на стул. Дрожащие пальцы вытащили последнюю сигарету, и мятая пачка синего Винстона полетела в таз полный воды и тряпок. «Плакал мой отпуск...» — пробормотал он, негодование и гнев душили. Деньги, таким трудом накопленные на Турцию, буду потрачены на ремонт кухни и новое окно. Галина Матвеевна уже побежала рыскать по почтовому ящику в поисках заветных объявлений. «Зачем тебе, Аркаша, это море?! К Маме поедем в Кинешму, там пруд хороший!» — низкий голос жены неприятно заполнял образовавшуюся внутри Аркадия Семеновича пустоту, «Кинешма... Пруд...», стало сухо во рту, захотелось пить. Окурок полетел в таз, из него же Аркадий Семенович трясущейся рукой зачерпнул воды.

На кухню, осторожно осматриваясь, зашел кот Басилевс. Толстые лапы шлепали по воде, пушистый хвост недовольно метался из стороны в сторону. Наступив в очередную невытертую лужу, Басилевс запрыгнул на стол и принялся брезгливо вылизываться, отряхивать мокрые лапы. Кота Аркадий Семенович не переносил на дух. Огромный рыжий зверь доставал его не меньше соседей и жены. Несмотря на избыточный вес и пожилой возраст, кот не утратил юношеского пыла и задора. Он с грохотом прыгал ночами с книжных полок на спящего Аркадия Семеновича, проникал в шкаф и разбрасывал хозяйские носки с бельем по всей комнате, терроризировал хомяков Аркадия Семеновича, которых тот разводил... — словом, кот был невыносим. И сейчас зверь сидел на столе, аккурат напротив Аркадия Семеновича, брезгливо оглядываясь по сторонам. Розовый язык прошелся в очередной раз по густой шерсти, и Басилевса скрутило в приступе кашля. Комок волос был сплюнут прямиком в тарелку с недоеденной хозяином геркулесовой кашей, Аркадий Семенович на такую дерзость только икнул — кот был неприкасаем, так как находился под защитой Галины Матвеевны. Наведя марафет, Басилевс взлетел в чересчур грациозном для своих габаритов прыжке со стола на подоконник, но приземление было омрачено сменой климата. Мокрые лапы неуклюже разъехались на ледяной корке, покрывшей подоконник, и кот с удивленным «хрмя» шмякнулся вниз, прямиком в один из тазов, полных ледяной воды. Аркадий Семенович лишь морщился, хватал себя за голову и беззвучно ругался, пока Басилевс пытался разобраться с внезапно возникшими трудностями и убраться восвояси, оставляя за собой лужи и вопли негодования.

«Аркаша, на! Звони!» — жена, как обычно, возникла внезапно и сразу заполонила собой все свободное пространство. Буквально и фигурально. Аркадий Семенович медленно потянулся, рука взяла пачку листовок, — Галина Матвеевна набрала целый ворох. Глядя на ее радостное лицо, Аркадий Семенович невольно подумал, что она в сговоре с соседями, не зря же она давно уже пилила его с проклятым окном, а тут как раз подвернулся случай... «Плакал мой отпуск...» — еще раз мрачно прошептал он и обреченно взялся за телефон.

После обзвона десятка компаний стало ясно, что совсем ничего не ясно. По телефонам девочки заученными фразами и елейными голосами всячески пытались навязать выезд замерщика, называли заниженные смешные цены, уходя от любой конкретики. «Да мне цену просто узнать», — пытался вставить Аркадий Семенович сквозь поток оконной информации, но его не слышали. Еще и Галина Матвеевна всеми силами старалась влезть в разговор, перекрикивала супруга, вырывала трубку, однако сама звонить наотрез отказывалась. Аркадий Семенович полыхал внутри, но старался сохранять каменное спокойствие снаружи. Последней каплей стал Басилевс, который решил взять реванш у подоконника, но лишь повторил утренний полет. Аркадий Семенович молча встал, оделся и вышел на улицу.

Галина Матвеевна вызвала замерщика сама. Надо было уже на чем-то остановиться, так что выбирала почти наобум. Попала пальцем в листовку Оконного Континента. «Придумают же название», — хмыкала она, пока звонила. «Как Седьмой прям», — усмехалась Галина Матвеевна, радуясь своему остроумию. «Мне замерщика, милочка! Клязьминская одиннадцать, там позвОнит, скажу куда пройти». Продиктовала телефон, ногой отпихнула таз, стоящий на проходе, и ушла в комнату — начинался ее любимый сериал, и Галина Матвеевна не могла пропустить развязку.

Звонок в дверь совпал с окончанием серии. Хозяйка, встревоженная сюжетными перипетиями, еще не отошедшая от впечатления, побежала открывать дверь. Замерщик с порога поздоровался, лучезарно улыбнулся Галине Матвеевне, чем сразу очаровал ее. Он пожал вялую мокрую ладонь Аркадия Семеновича, который по возвращении с улицы сразу скрылся у себя в комнате и только сейчас вышел в коридор на дребезжание дверного звонка. Галина Матвеевна кокетливо приняла у замерщика пальто: «Можете не разуваться, у нас тут катаклизм случился, хи-хи», — и, взяв его под руку, потащила на кухню. Аркадий Семенович проводил их пустым взглядом и снова исчез в своей комнатушке, пинком остановив шустрого Басилевса — тот попытался проникнуть в комнату незамеченным.

Замерщика звали Роберт Виссарионович, что очень пришлось по душе Галине Матвеевне. Рядом с Робертом Виссарионовичем Аркадий Семенович выглядел несостоятельно по всем пунктам. Галина Матвеевна оценила его рост, ширину плеч, сильные мозолистые руки, так ловко орудовавшие рулеткой. «Пятнадцать лет на монтаже отпахал и десять на заводе!» — похвастался Роберт Виссарионович. Крепкий стан и обаяние гостя мешали Галине Матвеевне сосредоточиться на окне, и она постоянно отвлекалась на красавца-замерщика. А между тем Роберт Виссарионович с видом профессионала, коим он безусловно являлся, замерял окно. Он не забывал демонстративно причмокнуть, покачать головой, мол: «Как так, хозяйка, как так запустили, довели до такого». Галина Матвеевна с помощью Роберта Виссарионовича выбрала красивое окно «под дерево», цвета Кенигсберской мореной сосны с брашированием. Чтобы ручки не выделялись белизной, их решили сделать золотого цвета. А подоконник — «обязательно пошире, чтобы Басенька поместился», с мраморным рисунком. Когда Роберт Виссарионович спросил про откосы, Галина Матвеевна впала в легкий ступор, сделала вид, что смутилась. Замерщик невозмутимо предложил утепленную сэндвич-панель в цвет рамы из-за прекрасных свойств теплоизоляции и внешнего вида. Галина Матвеевна с таким рвением сказала «да, согласна», словно отвечала на первое в своей жизни предложение руки и сердца. С таким же чувством она ставила подписи в договоре и провожала Роберта Виссарионовича до двери, безостановочно лопоча, где он, наконец, смог напомнить про оплату.

«Аркаша! Деньги!» — Аркадий Семенович только задремал, но не тут-то было. Пришлось лезть под кровать за цветастой металлической коробочкой из-под конфет. В ней хранились все его сбережения. Аркадий Семенович взглянул на прощание на пачку тысячных купюр, которые откладывал последние два года. Грусть тронула его обычно невозмутимое лицо, руки жаждали закрыть крышку, спрятать заветную копилку как можно дальше от Галины Матвеевны и Роберта Виссарионовича... «Аркаша! Ты уснул там?!»

Половину отложенных на Турцию денег пришлось отдать авансом. Аркадий Семенович лежал на диване и пустым взглядом смотрел в потолок. Из шкафа доносилось довольное урчание, повизгивание и кряхтение. Басилевс наконец сумел пробраться в заветный шкаф, воспользовавшись смятением хозяина, и самозабвенно потрошил пакет с носками, но Аркадию Семеновичу уже было все равно.«Расслабься и получай удовольствие, — бормотал он себе под нос, — это все для того, чтобы ты стал сильнее...» Тем временем раскрасневшаяся и довольная Галина Матвеевна стояла в коридоре, а могучую фигуру Роберта Виссарионовича навсегда уносил от нее лифт. Руки нетерпеливо вертели договор на установку нового окна. «Надо было еще одно заказывать», — вертелись мысли в ее голове.

Окно привезли спустя две недели, и все это время Галина Матвеевна мучила Аркадия Семеновича риторическими вопросами, когда же все поставят. Заказывать белое окно ради сокращения сроков до четырех дней она наотрез отказалась. Окно «под дерево» запало ей в душу, и она давно смирилась с немного бОльшими сроками изготовления. Галину Матвеевну радовало смаковать сам процесс ожидания, Аркадий Семенович же этой радости совсем не разделял и с кислым видом отвечал дежурными фразами.

Доставка приехала точно в срок, предварительно сообщили ориентировочное время сперва в смс-сообщении, а накануне сотрудница компании позвонила и еще раз уточнила все данные. Галина Матвеевна радостно встречала доставку у подъезда, а Аркадий Семенович тайком наблюдал из своей комнаты, прячась за шторой, любопытство его мучило, броня безразличия таяла, но он не хотел себе в этом признаваться. Хозяйка рассчиталась с водителем в обмен на чек, документы и, конечно же, окно, педантично проверила комплектацию и накладные, после чего разрешила грузчикам поднимать все в квартиру. Те ловко похватали стройматериалы, окно и понесли внутрь. Басилевс, одержимый болезненной страстью к пакетам, сразу же попытался разодрать мягкую прозрачную упаковку, но полиэтилен оказался слишком толстым для его когтей. Раздосадованный кот ходил кругами, недоуменно бил толстой лапой пакет с фурнитурой, тот не поддавался. Галина Матвеевна пожалела любимца и бросила ему пакет из «Пятерочки». Обрадовавшийся Басилевс запрыгал, клыкастая пасть моментально ухватила подарок судьбы, и кот умчался шуршать под ближайшую кровать.

Ближе к вечеру отзвонился монтажник, приятный мужской голос заверил Галину Матвеевну, что завтра к обеду все поставят. Не обманули, так и случилось. Два молодых парня принялись за работу с самого утра. Хозяйке они очень понравились: симпатичные, одеты по форме, видно, что не новички, — общий язык нашелся сразу. Окно монтировали быстро, умело, сперва вытащили старое, вычистили проем. Галина Матвеевна боялась, что вся квартира замерзнет, пока поставят новое, побежала утепляться, однако когда вернулась, монтажники уже запенивали швы, а новое окно было установлено. Работа спорилась, все прошло как по маслу, несмотря на суету и желание Галины Матвеевны максимально участвовать в процессе монтажа. Закончив работу, бригада убрала за собой рабочее место, весь мусор поместился в строительных мешках, которые привезла доставка — его вынесли к лифту. Галина Матвеевна очень настойчиво пыталась накормить монтажников, но им нужно было ехать на следующий объект, так что хозяйский борщ пришлось доедать Аркадию Семеновичу. Лицо его совмещало в себе противоречивые чувства. Радость и впечатления от окна оттенялись вкусом похлебки, которая «испортится, если не съесть сегодня».

Итогом работы вся семья Окуньковых осталась очень довольна. Окно получилось красивым, теплым, с защитой от солнца, которое так любил Басилевс и цветы Галины Матвеевны. Тем не менее и растения, и кот сразу же заняли почетные места на широком подоконнике и вроде бы не жаловались впоследствии. Даже Аркадий Семенович перестал ворчать по поводу отпуска и согласился, что окно замечательное и стоит своих денег. Он даже заикнулся, что теперь нужно паркет и обои поменять, чтобы весь интерьер кухни соответствовал новому окну, но Галина Матвеевна и без его напоминаний уже бежала к почтовым ящикам искать объявления по ремонту.


P.S. Написано неблагодарным отпрыском и благодарным клиентом. Все имена изменены и совпадения случайны, даже Басилевс.

  • 14 апреля 2017

    Остекление балкона: проверено временем

  • 17 марта 2017

    Всем IVORY!

  • 11 января 2017

    Ячеистые панели «таймс» в качестве главной изюминки

    Мы планировали заняться благоустройством лоджии с момента покупки квартиры. Поскольку выход на нее находился в комнате сына, то мы изначально хотели использовать ее в качестве игровой комнаты, потом в качестве спортивного уголка, потом... В общем, когда сын порадовал нас известием о поступлении в университет, у лоджии было одно предназначение: она использовалась как хранилище для предметов его спортивных увлечений (лыжи, скейтборд, коньки).

  • 08 декабря 2016

    Витражное окно в качестве компромисса

    Кто бы мог подумать, что витражное окно в комнату маленькой дочурки обернется нам дополнительными хлопотами. Наверняка Вы подумали, что сейчас начнется рассказ о том, какое некачественное окно нам установили, сколько нам пришлось побегать, чтобы заставить изготовителей окон исправить свои косяки... Вовсе нет, проблема была не в окне. Вернее, и в нем тоже, но не из-за того, что окно было плохое, а как раз наоборот — оно очень понравилось нашей дочери. Ну вот, сама запуталась со своим стремлением в нескольких словах объяснить суть дела, а все, кто соберется почитать мой отзыв, скорей всего ничего не поймут. Вот такая из меня рассказчица! Сейчас постараюсь причесать свои мысли, и, следуя ехидным советам мужа, наполнить их содержанием.